Культура тюркских народов России: единство многообразия

Экстремизму необходимо противопоставить религиозное просвещение

Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС - это утопия

    Булат Мурзагалеев: Таджикистану пророчат участие в китайском военном объединении

    8-08-2016, 06:04

    Булат Мурзагалеев: Таджикистану пророчат участие в китайском военном объединенииВ информационном пространстве курсирует сообщение агентства Reuters, которое, ссылаясь на китайские СМИ, говорит о намерении Пекина создать антитеррористический альянс, в который помимо КНР будут входить Таджикистан, Афганистан и Пакистан. Речь идет о результатах четырехсторонней встречи в г. Урумчи, где китайскую сторону представлял член Центрального военного совета КНР Фан Фэнхуэй. Подтверждает информацию и сообщение агентства Синьхуа: «…Все стороны подтвердили свои намерения в сотрудничестве для принятия ответных мер, а также для обеспечения мира и стабильности в странах». Reuters в свою очередь уточняет, что межгосударственный механизм создается для обмена разведданными и подготовки кадров.

    Впрочем, в сети Интернет тема создания Китаем некой структуры оборонного характера муссируется уже давно. Пожалуй, наиболее показательным был период, когда практически одновременно с российско-таджикскими антитеррористическими учениями с применением Военно-космических сил России на юге Таджикистана, в Пекине состоялись переговоры Министра внутренних дел РТ Р. Рахимзода и Министра общественной безопасности КНР Го Шэнкуня. Спустя несколько дней уже в Душанбе прошла встреча специального коммисара по борьбе с терроризмом и вопросам освободительной армии Китая Чэна Гопиня и начальников Генеральных штабов Таджикистана, КНР и Пакистана. Одним из решений по итогам встречи было создание совместного антитеррористического центра МВД РТ и Минобороны КНР в столице Таджикистана.

    То есть процесс создания анонсированной агентством Reuters структуры идет уже, как минимум, не первый месяц. Д-р ист. наук, эксперт по Центральной Азии А. Князев в марте этого года в одной из своих статей на этот счет писал следующее: «… речь идет о формировании договорно-правовой базы между Пекином, Душанбе, Кабулом и Исламабадом, позволяющей в перспективе применение вооруженных сил в обеспечении декларируемых целей». Однако, создание вышеозначенного объединения может ударить по авторитету Шанхайской организации сотрудничества (по крайней мере по Региональной антитеррористической структуре) и Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), что идет в разрез с интересами российской стороны, являющейся гарантом безопасности не только втягиваемого Китаем Таджикистана, но и всего региона Центральной Азии. Вполне возможно, что проведенные Москвой совместно с Душанбе учения были неким предупреждением возрастанию влияния Пекина в сфере обеспечения безопасности в соседней стране. Но возникает вопрос, на что именно будет направлена деятельность создаваемой Китаем структуры: на декларируемое обеспечение мира и стабильности, или же на защиту интересов китайского бизнеса в странах?

    Имеющийся у таджикской стороны интерес к взаимодействию с Китаем вполне объясним. Руководство страны рассчитывает на получение определенных выгод от лояльности к внешнеполитическим инициативам Пекина, что в современных условиях мировой экономической нестабильности является более чем оправданным шагом. В то же время, цена этих выгод может оказаться слишком высокой, ведь усиление позиций Китая в более чем одной сфере деятельности государства (в экономике Таджикистана Поднебесная уже представлена более чем ощутимо) может понизить самостоятельность РТ как таковую. Участие же в ОДКБ, в свою очередь, предполагает под собой реализацию отработанного механизма действий в случае возникновения внешних угроз, только силами не тех стран, одна из которых находится в состоянии глубочайшего кризиса, вторая нередко обвиняется в пособничестве Талибану, а третья, как правило, преследует лишь коммерческий интерес. Речь идет о полноценной структуре, регулярно проводящей учения по отражению всех возможных на сегодняшний день угроз. Иными словами, реальная необходимость участия Таджикистана в четырехстороннем объединении, учитывая членство страны в ОДКБ, отнюдь не высока.

    В конечном счете, перспектива становления некоего военного альянса, где доминирующую роль будет играть Пекин, все также остается перспективой, ведь руководство страны неоднократно демонстрировало принципиальность в вопросе участия, а, вернее, неучастия в военных союзах. Эксперт РИСИ А. Куртов в интервью Sputnik касаемо китайской приверженности этому принципу заявил следующее: «… Ради структуры с такими партнерами как Пакистан, Таджикистан и Афганистан, Китай вряд ли нарушит эту линию». Тем не менее, взаимодействие на уровне обмена данными и опытом по подготовке профессиональных кадров является ответом на современные вызовы. Но выстроить какой-либо коллективный механизм с такими функциями при участии того же нестабильного Афганистана, или же остающегося под весомым влиянием Вашингтона Пакистана будет крайне сложно, если не невозможно.

    Геополитический центр «Берлек-Единство»




    
Copyright © Геополитический центр «Берлек-Единство». Все права защищены.
Сайт разработан компанией ufa-wow