Культура тюркских народов России: единство многообразия

Экстремизму необходимо противопоставить религиозное просвещение

Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС - это утопия

    Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС – это утопия

    6-03-2017, 13:12

    Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС – это утопия В минувшем году объемы взаимной торговли государств внутри Евразийского экономического союза вновь были подвержены негативной динамике. Показатели торговли внутри организации снизились в среднем на 15-16% в сравнении с 2015 годом. В то же время объемы внешней торговли с нерезидентами ЕАЭС упали на еще большие значения. Это означает, что снижение товарооборота – это не столько внутренняя тенденция торгово-экономического блока Евразийского союза, сколько продолжение кризисных явлений в мировой и региональных экономиках.

     

    Негативные тренды внутри ЕАЭС сегодня рассматриваются под призмой споров участников объединения, касающихся транзита и ввоза товаров. Основные противоречия кроются в торговых взаимоотношениях России и Беларуси. Недавно в Госдуму РФ был внесен законопроект о  запрете оборота в России ряда товаров, поступающих из стран Евразийского экономического союза. Законопроект призван выставить барьеры реэкспортирующим санкционные товары государствам. Это вызвало негативную реакцию в Минске. К слову, именно Беларусь является на сегодняшний день основной целью тех экспортеров стран ЕС, для которых ввоз товаров на территорию России под запретом. Минск здесь рассматривается в качестве ворот на рынок ЕАЭС, а в данном случае конкретно на рынок России.

     

    Торможение интенсификации торговли стран Евразийского союза списывают именно на эти противоречия сторон. Однако проблемы внутри ЕАЭС справедливо было бы назвать следствием ошибок в управлении национальными экономиками прошлого. Два крупнейших участника объединения – Россия и Казахстан, объективно, не успели подготовиться к рискам сырьевого рынка. Речь идет о поздней диверсификации экономики, темпы которой в этих странах стали расти относительно недавно. Сильная зависимость от цен на энергоресурсы здесь сыграла главную отрицательную роль. В то же время, за 25 лет существования современных государств, развить мощную промышленную базу и бизнес, не основанные на нефтегазовом секторе, сложно.

     

    Ожидаемо, в сложившихся условиях страны Евразийского экономического союза ищут дополнительные/неистребованные драйверы роста. Стоит отметить, что власти государств в поиске новых катализаторов наращивания торгово-экономического взаимодействия резидентов при том, что Евразийский союз все еще проходит этапы становления организации. Однако для того, чтобы ЕАЭС не «буксовал» в будущем, такие меры надо принимать при любом негативном тренде.

     

    Пожалуй, одним из главных импульсов развития торгово-экономического взаимодействия государств евразийской пятерки является дорожное строительство. Крупные межгосударственные транспортно-логистические проекты способствуют интенсификации торговли, транзита товаров внутри экономического блока. Вместе с тем, развитая сеть магистралей подключает к логистической системе и другие государства региона. Собственно на этом основано сопряжение проекта Экономического пояса Шелкового пути и наднационального объединения ЕАЭС.

     

    Китай здесь выступает инициатором, продвигая собственные программы дорожного строительства, рассчитанные на страны Центральной Азии и Россию. С другой стороны, участники Евразийского союза проводят модернизацию существующих дорог и логистических хабов и ведут строительство новых за счет внутренних резервов государств. Не так давно в ЕЭК обозначили 39 проектов для стран организации, реализация которых отвечает задачам продвижения логистической сети по иранскому направлению.

     

    Еще одним катализатором торгово-экономического взаимодействия внутри международной организации должна стать либерализация экономик и межгосударственных торговых режимов. Процессы обеспечения «четырех свобод» также не завершены, а напротив, находятся только на начальном этапе воплощения в жизнь. Кроме того, государствами до сих пор не подписан Договор о Таможенном кодексе ЕАЭС. Без унифицированного таможенного законодательства нормы единого рынка не могут полноценно и эффективно работать. Возможно, здесь вновь сказываются противоречия, связанные с ввозом в Россию замаскированной «санкционки». Однако эти вопросы ни в коем случае не являются «ахиллесовой пятой» союза, а требуют диалога сторон.

     

    Отсюда вытекает третий фактор развития наднационального объединения. Речь идет о важности волеизъявлений лидеров государств-участников ЕАЭС. Объективно, принципиальные разногласия разрешаются на уровне Высшего Евразийского экономического совета, то есть при непосредственном участии глав государств. Существующие сегодня противоречия также будут решены только при достижении договоренностей на высшем уровне.

     

    Предпосылок для эскалации так называемых «торговых войн» на основе спорных вопросов нет – все государства-участники вложили в развитие объединения много сил и средств. Разворот на полпути в обратную от ЕАЭС сторону не выгоден. Каждая из сторон это понимает, однако старается выиграть как можно больше преференций для собственной экономики, для отечественного предпринимательства. И эти процессы вряд ли остановятся – перераспределению льгот и преференций практически нет предела. Напротив, прекращение прений сторон – это утопичный сценарий развития любого торгово-экономического объединения. В современных реалиях отсутствие споров внутри ЕАЭС будет означать остановку развития единого экономического пространства. Однако если сегодня драйвером развития можно считать договоренности лидеров государств-участников, то в будущем функции разрешения противоречий будут лежать в плоскости профильных ведомств (ЕЭК) и самих участников рынка.

     

    Геополитический центр «Берлек-Единство»




    

Мероприятия

Еще
Сайт разработан компанией ufa-wow