Культура тюркских народов России: единство многообразия

Экстремизму необходимо противопоставить религиозное просвещение

Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС - это утопия

    Важнейшие общественно-политические события 2016 года в экспертных оценках и комментариях. Часть 1

    28-12-2016, 13:24

     

    Прошедший год был очень насыщен событиями и новыми трендами в общественно-политической жизни Казахстана.На первый план вышли факторы реформирования экономической модели, повышения эффективности государственного аппарата, обеспечения информационной безопасности, построения доверительного диалога между властью и обществом, а также актуализировались вопросы подготовки к транзиту власти.


    Помимо этого, 2016 год стал в определенном смысле рубежным – республика встретила 25-летие независимости. Безусловно, это заставляло и власть, и общество рассматривать события и тенденции года ретроспективно, с точки зрения подведения своеобразных итогов четвертьвекового этапа развития страны.


    В то же время, как отмечает политолог, руководитель общественного фонда «Мир Евразии» Эдуард Полетаев, юбилей независимости пришелся на не самые благополучные годы для казахстанской экономики.


    «Конечно, в декабре, накануне празднования Дня Независимости, больше говорилось о том, что сделано за последние четверть века, а не только в 2016-м году. С учетом периодов очень высокого экономического роста, которые у Казахстана были за эти двадцать пять лет, безусловно, итоги были зафиксированы положительные», — комментирует Полетаев.


    По мнению политолога, представителя Ассоциации приграничного сотрудничества Марата Шибутова политические события нынешнего года были подчинены необходимости реформирования экономической модели Казахстана на фоне низких цен на нефть и ухода от зависимости от экспорта энергоресурсов.


    «Казахстану необходимо сменить экономическую модель. Конечно, эти изменения болезненные, они затрагивают и элиты, и население. План нации «100 конкретных шагов» — это и есть попытка смены экономической модели. Соответственно, находятся люди, которые выступают против реформ. Отсюда проистекают такие события нынешнего года, как земельные митинги и отставка правительства», — подчеркивает политолог.


    Действительно, как показали события года, общественная реакция на некоторые экономические реформы не всегда была просчитана их авторами.

     

    Внутриэлитный консенсус (январь-март)


    Начало года было ознаменовано досрочным роспуском Мажилиса – нижней палаты казахстанского парламента, принявшего в рекордные сроки, с сентября по декабрь 2015 года, пакет из восьмидесяти законов, направленных на реализацию Плана нации «100 конкретных шагов».

    Причиной для роспуска законодательного органа страны, по заявлению самих депутатов, стала необходимость «получить новый мандат доверия избирателей перед масштабной модернизацией страны».


    Избирательная кампания прошла спокойно и предсказуемо, что, по мнению политолога, главного редактора биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияра Ашимбаева стало результатом достигнутого внутриэлитного консенсуса.


    «Каких-то нарушений, скандалов, интриг на выборах 2016-го года не ожидалось изначально и их не последовало. На нынешнем этапе развития казахстанской политической системы выборы перестали быть элементом жесткой политической борьбы. Ход предвыборной кампании показывает, что в элите достигнут определенный уровень консенсуса, сформирована политическая культура, выходить за рамки которой никто в принципе не собирается. Внесистемных партий и политических сил мы на нынешних выборах не видим. Негативных трендов, которые могли бы повлиять на обострение политической ситуации, в социальной сфере не происходит. Участники электоральной кампании ведут себя достаточно корректно, соблюдают правила игры. Конечно, кому-то эти выборы могут показаться скучными, но с другой стороны невозможно каждый раз устраивать из выборов ристалище по поводу смены курса и стратегических приоритетов страны. Тем более что в данный момент в этом никто не заинтересован», — заявил Ашимбаев в интервью накануне выборов.


    По итогам голосования, состоявшегося 20 марта, трехпартийная конфигурация казахстанского парламента сохранилась неизменной, осталась практически прежней и расстановка сил в нижней палате высшего законодательного органа страны. «Нур Отан» набрал 82,15% голосов избирателей, подтвердив тем самым статус партии парламентского большинства, «Ак жол» и Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) преодолели 7%-ный барьер и обеспечили себе места в Мажилисе.


    Анализируя итоги парламентских выборов в Казахстане на видеоконференции между Алматы и Астраханью, генеральный директор института ЕврАзЭС, член Зиновьевского клуба (г. Москва) Владимир Лепехин отметил, что главным результатом парламентских выборов стало подтверждение стабильности политической системы Казахстана.


    В то же время политолог Султанбек Султангалиев считает, чтопрошедшие в марте выборы не дали представления о реальной политической ситуации в стране, соотношении сил и потенциале групп в казахстанской элите.


    «Единственной интригой прошедших парламентских выборов был вопрос о том, пропустят ли в Мажилис еще одну партию и какую. Но уже к середине избирательной кампании, мониторинг активности предвыборных партийных штабов предельно ясно продемонстрировал, что парламентский расклад останется по-прежнему трехпартийным. По избирательным кампаниям я бы не стал судить о наличии, либо отсутствии консенсуса в элите по той простой причине, что элитные группировки не участвуют в выборах как самостоятельные политические единицы – они все работают на результат правящей партии», — подчеркнул эксперт.


    Вслед за парламентскими выборами и утверждением нового состава Мажилиса произошел ряд перестановок в правительстве. Изменения коснулись руководства Павлодарской, Атырауской и Западно-Казахстанской областей, а также министерства энергетики.


    Анализируя произошедшие кадровые перестановки, политолог Замир Каражанов отметил два тренда. Первый – уход из исполнительной власти наиболее возрастных ее представителей – акима Атырауской области Бактыкожи Измухамбетова и министра энергетики Владимира Школьник, что, по мнению эксперта, символизирует смену поколений внутри правящей элиты.


    Второй тренд – это кадровый дефицит в высших эшелонах власти. Говоря о назначении на должность глав Западно-Казахстанской и Павлодарской области акимов городов Уральска и Павлодара – Алтая Кульгинова и Болата Бакауова, Каражанов констатировал, что «нехватка кадров толкает центр на эксперименты, в том числе на премирование высокими должностями чиновников на местах и молодых госслужащих».

     

    Пошатнувшаяся стабильность (апрель-июнь)


    Как показали дальнейшие события, элита, продемонстрировавшая единство во время парламентских выборов, упустила из виду негативные общественные процессы, следствием которых стала волна митингов, прокатившаяся по стране в апреле-мае нынешнего года. Поводом для митингов послужили поправки в земельное законодательство.


    Как отмечает Эдуард Полетаев, предыстория этих событий заключалась в том, что пакет законов, который предыдущий состав парламента принял в большой спешке, не был вынесен на обсуждение общественности, а учесть все нюансы и предвидеть социально-экономические последствия принимаемых законов депутаты не сумели.


    «Что характерно, люди особо не разбирались в том, что представляют собой поправки в земельное законодательство, однако слухи взбудоражили общественность», — подчеркивает политолог.


    По мнению публициста и веб-издателя Джанибека Сулеева, земельная реформа стала только поводом для выброса накопившегося социального недовольства, которое является одним из самых устойчивых общественных трендов в современном Казахстане.

    «Часто говорят, что уровень жизни и доходов населения в Казахстане по сравнению с соседними центрально-азиатскими странами значительно выше. Но чувство социальной неудовлетворенности нередко зависит не от объективных социально-экономических показателей, оно глубоко субъективно и отражает то, как общество реагирует на дисбаланс в доходах между привилегированной частью населения и обычными казахстанцами, на разрыв между богатыми и бедными, проявления социальной несправедливости», — говорит Сулеев.


    Султангалиев считает, что поправки в действующий Земельный кодекс стали искусственным поводом для акций протеста, так как никакой идеи продажи земли иностранцам в поправках заложено не было, а нормы аренды земель сельскохозяйственного назначения иностранными инвесторами в Казахстане действуют еще с 2003 года.


    «Лично я воспринимаю митинги в Атырау и Уральске как проявление недовольства части элиты, преимущественно региональной, проникновением на нефтегазовый рынок китайских кампаний. Это недовольство и было оформлено в виде массовых акций протеста», — делится оценками Султангалиев.


    Реакцию власти на земельные протесты эксперт охарактеризовал как оперативную и адекватную: был наложен мораторий на принятие поправок в Земельный кодекс, создана комиссия, во всех регионах прошли обсуждения земельного вопроса с участием представителей госорганов и общественности.


    «Протестные акции весны 2016 года еще раз продемонстрировали отсутствие эффективных коммуникаций между обществом и властью», — отмечает политолог.


    Для налаживания этих коммуникаций 6 мая 2016 года в Казахстане было создано министерство информации и коммуникаций, которое возглавил бывший пресс-секретарь президента РК Даурен Абаев.


    «Перед молодым министром стоит очень сложная задача – сделать государственные СМИ конкурентоспособными, вернуть им доверие населения, сформировать эффективную государственную информационную политику. Ведь земельные митинги стали возможными, в том числе, из-за того, что государственные информационные ресурсы, несмотря на миллиардные вливания, вчистую проиграли немногочисленной группе блогеров», - отметил Султангалиев, говоря о задачах, стоящих перед новым ведомством и его руководителем.


    Лето 2016 года для Казахстана было ознаменовано активизацией экстремистского подполья. 5 июня 2016 года в Актобе произошел теракт: группа радикальных приверженцев нетрадиционных религиозных течений совершила нападения на оружейные магазины и войсковую часть. Жертвами экстремистов стали семь человек, в том числе трое военнослужащих. 18 боевиков были убиты, 29 осуждены.


    Наиболее обсуждаемыми после теракта в Актобе стали вопросы, кто мог быть заинтересован во вспышке насилия в Казахстане и дестабилизации общественно-политической ситуации в республике, не укладываются ли события весенних и летних месяцев – волна митингов, прокатившихся по стране, теракт в Актобе – в единую канву? Президент Нурсултан Назарбаев дал свою оценку этим событиям, заявив, что в Казахстане проявились признаки «цветных революций».


    Политолог и востоковед Александр Князев, комментируя эти события, рекомендовал не обобщать в единую цепь и единый сценарий все события апреля-июня 2016 года.


    «Полагаю, что реальность может быть проще. Посмотрите, земельные митинги носили, прежде всего, антикитайскую направленность. Ведь мы не видели, чтобы во время этих протестов на площадь выходили люди в традиционной мусульманской одежде, чтобы при этом звучали псевдомусульманские лозунги. Нет, на митингах был совершенно другой состав людей. В числе его организаторов больше засветились прозападные правозащитники, активисты национал-патриотической направленности. То есть там было совершенно другое содержание… Другое дело, что митинги, например, могли стать неким сигналом, чтобы на их фоне, пока власти заняты постмитинговыми разбирательствами, вбросить еще один фактор дестабилизации», — заявил эксперт.


    В последней декаде июня в казахстанском политическом истеблишменте произошел ряд ключевых кадровых назначений. В результате многоходовой комбинации пост спикера Мажилиса покинул Бактыкожа Измухамбетов, руководитель Администрации президента Нурлан Нигматулин стал председателем нижней палаты парламента. На смену ему пришел аким Астаны Адильбек Джаксыбеков, а столичным главой стал бывший министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев.


    По мнению Замира Каражанова, все эти перестановки так или иначе были связаны с митингами по поводу земельной реформы и событиями в Актобе.


    «Мы наблюдаем, что стабильность, которая всегда была визитной карточкой Казахстан, значительно пошатнулась. Очевидно, что все эти рокировки в правительстве, Администрации президента, Мажилисе направлены на решение задачи восстановления стабильности. Иной вопрос, насколько это эффективно?.. Конечно, эти кадровые перестановки были бы эффективны, если бы приход новых людей сопровождался перезагрузкой содержания работы государственного органа, реформой его деятельности. Это было бы полезно для системы, в которой происходят перемены. Однако у нас, похоже, ротация сама по себе расценивается как панацея, независимо от качественного наполнения процесса. Хотя очевидно, что перемещение политических фигур не гарантирует возвращения стабильности», — подытожил политолог.


    Продолжение следует

     

    Источник: pcsu-ca.ru

    * Мнение автора может не совпадать с позицией организации.



    

Мероприятия

Еще
Сайт разработан компанией ufa-wow