Культура тюркских народов России: единство многообразия

Экстремизму необходимо противопоставить религиозное просвещение

Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС - это утопия

    ЕЭАС – наиболее оптимальный вариант для развития экономики Кыргызстана

    16-11-2016, 15:31
    ЕЭАС – наиболее оптимальный вариант для развития экономики КыргызстанаПрезидент Ассоциации рынков Кыргызстана Сергей Пономарев оценил первый год участия Кыргызстана в ЕАЭС

    Согласно исследованиям Sputnik.Polis, более половины взрослых жителей Кыргызстана уверены в том, что до 1991 года их жизнь была более предсказуемой, чем после развала Союза. Подобные настроения нельзя считать ностальгией по прошлому, а признать преимущества жизни в большом экономическом пространстве. Дает ли возможность ЕАЭС сделать более эффективным взаимодействие постсоветских стран в экономическом плане? Какие республика получила плюсы от вступления в ЕАЭС? И какие наблюдаются проблемные моменты?

    – Аксиома экономики сегодня звучит так: «Нет проблем произвести продукцию, есть проблема с рынками сбыта». Неправильная политика, когда производители не могут выйти на внешние рынки. Плохая политика, когда производители не могут выйти на внешние рынки, но внутренний рынок открыт для других. Потому что в этом случае страна работает на создание рабочих мест в других странах, где в итоге налог на добавленную стоимость собирается в бюджет и т.д. Хорошая политика – это когда власти могут своим бизнесменам сказать: «Мы вам создали новые рынки сбыта. Что еще надо? Говорите, какие трудности еще есть, будем думать, как эти трудности преодолеть вместе». Это вот хорошая политика. Так что первый плюс от ЕАЭС – это новые рынки сбыта – внешние торговые площадки. Но здесь важно понимать, что открытые внешние рынки – это только возможность, но еще не гарантия.

    Поэтому сейчас у государства и бизнеса много задач – что дальше делать, где объединиться, чтобы преодолеть трудности при прохождении на внешние рынки. Прежде всего, нам нужно развивать кооперацию, и не только на уровне сельского хозяйства, мы должны думать на будущее и о промышленной кооперации. Правда, в этом вопросе у нас даже «на бумаге конь не валялся», у нас даже видения по промышленной кооперации нет ни у кого, ни у экспертов, ни тем более у правительства и законодательной власти.

    Второй положительный момент – это наши трудовые мигранты, которые приравнены благодаря ЕАЭС к тем правам, которые есть у россиян, казахов, тех же белорусов или армян, за исключением двух моментов – права быть избранным во власть и права выбирать власть в этих странах. Это, безусловно, очень важный фактор. Более того, около 100 кыргызстанцев удалось вычеркнуть из российского «черного» списка.

    Третий плюс, это то, что априори создается система, в которой начинают восстанавливаться прежние экономические и другие ключевые связи, которые были утрачены после развала Союза, пусть пока только в рамках ЕАЭС. Но это очень важный момент. Поэтому ЕЭАС – наиболее оптимальный вариант возвращения к взаимовыгодной масштабной хозяйственной кооперации независимых постсоветских стран.

    Когда мы по рынку «Дордою» выбирали свою позицию относительно Таможенного Союза, ЕАЭС – идти или не идти, вступать или нам это не нужно, мы рассматривали вопрос с разных сторон. Появился Таможенный союз, и у нас сразу появились проблемы. Завезти товар можно, но вывезти его стало тяжелее. Чтобы было понятно, на внутренний рынок столько товара не надо, мы на внутренний рынок работаем только на десять процентов, девяносто процентов работаем на внешний рынок. И это касается не только реэкспортеров, и швейники также работают. А фермеры семьдесят процентов на внешние рынки работают, тридцать – на внутренний рынок. Итак, что делать? Надо искать возможности, чтобы товар, как и раньше, можно было экспортировать в Россию, Казахстан… Но как? Выход один – вступить в ЕАЭС. Пусть ввозимый товар немного подорожает, но зато мы сможем беспрепятственно вывозить его на рынки ЕАЭС. При этом таможенную проверку товар проходит только единожды, при пересечении границ из Китая в Кыргызстан. А дальше, куда хотите, везите, хоть в Москву, хоть в Астану, больше платить ничего не надо! Тогда члены ассоциации приняли решение – давайте скорее входить в таможенный союз. В целом ЕАЭС стал более конкретизированным вариантом СНГ, а в торгово-экономическом плане за первое полугодие прошлого года на 2,9 процента выросло аграрное производство, а промышленное на 8,6 процентов.

    То, что касается сложных моментов. Еще четыре года назад, до того, как в России начались санкции и прочие проблемы, я говорил, что первый год после вступления в ЕАЭС для нас будет трудным, и у нас будет отмечаться падение экономики. Почему? Потому что предпринимателям и чиновникам нужно будет понять новый технический регламент, как он будет регулировать внешнеэкономическую деятельность, как будут работать экспортные и импортные операции. А на это требуется время, до одного года, чтобы научиться работать по новым правилам. Мы научились. Сегодня все, кто работает в этих операциях, чиновники и бизнесмены уже знают эти правила, знают, какие будут следующие шаги по регуляторам.

    - Что нам необходимо предпринять в срочном порядке, чтобы получать выгоду от ЕАЭС?

    – Во-первых, развивать кооперацию. К нам, например, приезжают крупные торговые сети России и говорят: «Мы готовы закупать у вас двести тысяч тонн болгарского перца». Мы говорим: «Спасибо, что в нас верите, не тратьте время, езжайте скорее домой». Потому что никто здесь таких объемов не даст, нет у нас таких объемов. У нас нет логистических центров, которые могут собрать эти объемы. У нас нет колхозов таких, которые могут монокультуру какую-то выращивать в больших объемах. Поэтому нам нужно стремиться к укрупнению хозяйств агробизнеса. Очевидно же, что большое хозяйство выиграет конкуренцию у маленького хозяйства, это априори всем понятно. А если они будут делать еще и переработку, они однозначно, при той даже разнице в финансах сома-рубля и сома-тенге, становятся конкурентоспособными уже сейчас.

    В 2016-м году наконец-то появился законопроект о сельской кооперации. Вспомните советские времена – колхозы и совхозы еще в двадцатых годах были, а теперь посмотрите, на сколько десятков лет мы отстали в продвижении бизнеса, чтобы становиться конкурентами. Есть ли у правительства видение, как развивать и стимулировать создание коопераций, я не знаю. В этой связи надо более эффективно использовать льготные кредиты и возможности, которые предоставил Кыргызско-Российский Фонд Развития. Их надо выдавать не только индивидуальным фермерам, а такие целевые кредиты нужно выдавать только под кооперацию. Например, здесь одни выращивают морковку, там другие выращивают помидоры, третьи выращивают тот же болгарский перец. Тогда у них под это дело есть техника, семена, они могут привлекать каких-то агрономов, т.е. у них будут финансы и готовый бизнес-план, который покажет, как вложить эти финансы, чтобы получить прибыль, и главное, выполнить цель, а цель – это удовлетворить потребности в дешевой качественной экологически чистой продукции. На это есть спрос. Сейчас же наша сельхоз продукция имеет проблемы с рынком сбыта, в силу того, что курс сома относительно рубля и тенге слишком высок.

    Во-вторых, нам нужно подумать, что делать с сомом. Я думаю, что государство будет вынуждено пойти на девальвацию. Если мы хотим поднимать экономику, этого не избежать, хотя понятно, что это будет непопулярная мера. Потому что мы своего не так уж много и производим, а потребляем в основном импорт, и если сом упадет, станут дороже товары и услуги. А это значит, что многие товары не будут продаваться, и многие продавцы будут вынуждены обанкротиться. Но если этого не делать, вопрос встанет о конкурентоспособности страны в целом. Быть конкурентами на рынке становится все сложнее. Потому что чем дешевле будет сом, тем более конкурентоспособна будет экономика. Это касается аграрного бизнеса, прежде всего. В швейной промышленности параллель такая же просматривается, им тоже нужно, чтобы сом был дешевый. Туризм в такой же ситуации, при таком соотношении валют тем же казахам отдыхать у нас стало дорого.

    Сегодня в нашей экономике существует еще один тревожный фактор – это то, что мы продаем без добавленной стоимости. Мы продаем картофель, а не картофельные чипсы, которые уже стоят совсем по другой цене. Мы продаем помидоры, а не томатную пасту, томатный сок или кетчуп, например. Мы продаем яблоки, а не яблочный сок или яблочное повидло. Добавочная стоимость для Кыргызстана, когда дешевизна рабочих рук – это минус для страны, может стать плюсом для продвижения товаров на рынке ЕАЭС. Транспортировка тех же овощей из Кыргызстана до Москвы, а это огромный путь, обходится очень дорого, что сказывается на себестоимости продукции. Но если мы эту продукцию провозим не как сырье, а как переработанную продукцию, то эта большая территория проезда компенсируется: дешевизной рабочих рук, плюс у нас электричество дешевое, налоги достаточно простые, а сельхозпроизводители от многих налогов вообще освобождены. Все это в совокупности сработает на конкурентоспособность наших товаров.

    - Относительно Китая… Насколько изменились объемы поставок из Китая после вступления в ЕАЭС?

    – В прошлом году вообще катастрофа была, особенно зимой. Неделями не продавалось ничего. В текущем, начиная с конца февраля, потихонечку динамика пошла в лучшую сторону. Нельзя сказать, что мы вышли на объемы десятого или двенадцатого, или даже четырнадцатого года, но по сравнению с пятнадцатым годом стало получше – это факт.

    - Какие перспективы сотрудничества Кыргызстана с Китаем Вы видите? Оно будет нарастать или пойдет на спад, ввиду того, что мы вошли в состав ЕАЭС?

    – Самые интересные перспективы для нас – это «Экономический Шелковый Пояс». В два проекта «Экономический Шелковый Пояс» и «Шелковый Путь» Китай готовится вложить 21 триллион 200 миллиардов долларов. История человечества не знает таких гигантских финансовых проектов. Мы понимаем, что Китаю интересно создавать инфраструктуру, которая будет способствовать тому, чтобы Кыргызстан смог продавать больше китайских товаров, не только на внутреннем рынке, но и на внешних рынках. Ему интересно создать логистическую цепочку прохождения грузов с севера на юг, и с востока на запад, создать этакую евразийскую континентальную площадку. Но нам-то это тоже выгодно. И будущее стратегическое планирование нашей страны, на мой взгляд, должно пересекаться с «Экономическим Шелковым Поясом». Я еще три года назад говорил, что участники ЕАЭС совместно с участниками ШОС должны создать дополнительную более масштабную экономическую площадку. Эта площадка со временем поможет интеграции ЕАЭС в ШОС и обратно, и эта площадка станет еще более широкой. Эту идею российский президент озвучил главам государств-стран ЕАЭС, чтобы они ее рассмотрели. Я считаю, что эта идея правильная. Сразу все не произойдет, конечно, для этого процесса нужно время. Пару лет будет проходить этап согласования, потом будут намечены этапы реализации, и может быть, лет через пять появятся площадки. И эта новая большая площадка даст свои преимущества и для Кыргызстана в том числе. Я не являюсь политиком, я являюсь руководителем бизнес-ассоциации, и для меня важно, чтобы для членов моей ассоциации это было интересно. Для них новые рынки сбыта, снятие таможенных барьеров всегда интересны, по крайней мере, торговля точно не любит границ. Чем больше границ, тем сложнее торговля.



    Источник: vesti.kg

    * Мнение автора может не совпадать с позицией организации.



    

Мероприятия

Еще
Copyright © Геополитический центр «Берлек-Единство». Все права защищены.
Сайт разработан компанией ufa-wow