Культура тюркских народов России: единство многообразия

Экстремизму необходимо противопоставить религиозное просвещение

Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС - это утопия

    Хабиб Абдуллаев: Восприятие узбеков в российском обществе нуждается в коррекции

    12-10-2016, 06:00

    Хабиб Абдуллаев: Восприятие узбеков в российском обществе нуждается в коррекцииВ конце сентября на историческом факультете МГУ имени М.В.Ломоносова состоялась публичная лекция председателя Совета общественной организации «Узбекская национально-культурная автономия Москвы» Хабиба Абдуллаева на тему «Узбекская диаспора как элемент российской идентичности: истоки и перспективы». В своем выступлении он рассказал о деятельности своей организации, о том, почему в российском обществе сложилось деформированное представление о выходцах из Центральной Азии, а также о том, что можно сделать для улучшения положения трудовых мигрантов и межнационального согласия в России. Предлагаем нашим читателям некоторые тезисы его выступления.

     

    * * *

     

    О личном и об НКА

     

    Будучи москвичом по рождению и узбеком по национальности, я долго не придавал особого значения своей этнической принадлежности - во времена моего детства это не играло большой роли. Но после распада СССР национальный вопрос зазвучал по-новому, и это подтолкнуло меня к изучению истории и этнографии узбекского народа, а также межнациональных отношений в России.

     

    В начале 2000-х я случайно оказался на одной стройке и увидел барак, в котором в совершенно невыносимых условиях жили рабочие из Узбекистана. Тогда возникло стойкое желание каким-то образом помочь своим собратьям по исторической родине. В то время я работал в издательской сфере, поэтому решил создать газету для узбекских трудовых мигрантов, которая могла бы помочь им лучше адаптироваться в России. Первый номер газеты «Узбегим» вышел в 2005 году; она издается и сегодня.

     

    В последующие годы мы с группой единомышленников начали развивать культурно-просветительскую деятельность среди трудовых мигрантов. А в 2014 году создали в Москве национально-культурную автономию. Я бы назвал дух нашей организации интеллигентским (в хорошем смысле), поскольку мы стараемся сохранить те древние традиции просветительства, которые были исконно присущи народам, населявшим нынешний Узбекистан. В этой концепции нет места стяжательству, самопиару, борьбе за материальные блага и власть. Поэтому мы не занимаемся коммерческой деятельностью, не решаем проблемы мигрантов за деньги. Наша миссия – создать платформу, которая объединит всех, кто хочет сделать мир немного лучше. И формат национально-культурной автономии дает возможность созидания.

    Об образе узбеков

     

    Отмечу, что в Федеральном законе "О национально-культурной автономии" 1996 года речь идет, в первую очередь, о сохранении культурной самобытности представителей того или иного народа. Но в отличие от некоторых других диаспор, для узбекской диаспоры проблема сохранения национального языка или традиций пока стоит не столь остро. Подавляющее большинство российских граждан узбекского происхождения являются россиянами первого поколения, и для них вопрос утраты традиций и национального языка сейчас не слишком актуален. Но есть другая проблема – проблема восприятия узбеков как этноса в общественном сознании.

     

    На сегодня в России проживает примерно 300 тысяч этнических узбеков – граждан России (я не говорю о мигрантах, которые находятся здесь временно), в Москве их проживает около 40 тысяч. В основном это полностью интегрированные в российскую жизнь люди, среди которых весьма высока доля интеллигенции. В общем составе 12-миллионного населения Москвы такие цифры выглядят весьма скромно. Однако восприятие представителей узбекской диаспоры в российском обществе складывается через призму трудовой миграции, и оно серьезно деформировано.

     

    Это наложило отпечаток на концепцию нашей деятельности, поэтому, когда мы создали НКА в Москве, одной из основных наших задач стало создание более адекватного восприятия образа узбека в российском социуме. Дело осложняется тем, что СМИ весьма вольно обращаются с этнической темой. В большинстве публикаций, связанных с узбеками, речь идет о мигрантах-нарушителях, преступниках и прочем негативе. Очевидно, что хирурги, физики или программисты узбекского происхождения в такие публикации не попадают. Создается устойчивый стереотип: узбек = трудовой мигрант, причем проблемный.

     

    Конечно, можно убеждать СМИ в том, что узбеки – добрый и трудолюбивый народ с многовековой историей и культурой. Но вряд ли это приведет к успеху, если не вести работу с самими приезжими. Мы достаточно быстро поняли: чтобы сломать укоренившиеся стереотипы об узбеках, нам нужно работать с мигрантами, потому что именно они являются наиболее видимой частью узбекского этноса в России. Помимо газеты, мы выпускаем различные памятки, справочники для мигрантов, проводим с ними правовые ликбезы, стараемся донести до них информацию о правилах и обычаях в России.

     

    Об узбекском патернализме

     

    Когда узбекистанцы приезжают на работу в Россию, то выходцы из определенной местности, как правило, сохраняют свои общинные связи. Традиционная для Узбекистана патерналистская модель воспроизводится и здесь. Например, выходцы из одного селения стремятся держаться вместе и нередко работают поблизости, потому что им так спокойней. Они сохраняют тесную связь как через общих работодателей, так и родственников, и односельчан. Узбекам свойственна приверженность патриархальным связям и архаичным социальным моделям. Ведь меньше, чем сто лет назад часть узбеков еще жила при феодальном строе. Даже я в своей юности еще успел встретить людей, что помнили жизнь в Бухарском эмирате, где неверных жен сбрасывали с минаретов, а ношение европейской обуви считалось преступлением. Патриархальные и подчас архаичные традиции в узбекском образе жизни крепки и сегодня.

     

    Об адаптации мигрантов

     

    Конечно, адаптация мигрантов должна начинаться в стране их происхождения - еще на родине человек должен подтягивать русский язык, изучать страну, в которую он едет, готовиться профессионально. А если он уже приехал, но не имеет ни квалификации, ни знания русского языка, заниматься его адаптацией гораздо сложнее. Ведь как только он - через родственников или знакомых - устраивается на работу, его свободная жизнь заканчивается. Он работает практически без выходных, и к вечеру полностью изнурен. Тут ему уже не до обучения на языковых или профессиональных курсах, даже если они бесплатные. Кстати, таковые сейчас практически недоступны.

     

    Есть и необходимость поведенческой адаптации. Когда обычный москвич видит около метро шумную группу трудовых мигрантов из Средней Азии, он может испытывать дискомфорт. Причина - скопление визуально определяемых чужаков, которые по-другому одеты, иначе себя ведут, говорят на другом языке. На самом деле этим сельским парням попросту негде поговорить, а живое общение - неотъемлемая часть их культуры. Но москвичам это объяснять затруднительно. Поэтому мы рекомендуем своим землякам (в том числе через газету), чтобы собирались в приспособленных для этого местах, и вообще учитывали местные порядки. Правильное поведение в быту для мигрантов не менее важно, чем знание русского языка или обладание специальностью.

     

    Хотя адаптация трудовых мигрантов изначально не входила в сферу деятельности НКА, нынешняя ситуация не позволяет нам оставаться в стороне. Даже Стратегия национальной политики России затрагивает миграционные вопросы. Надо заметить, что в последние годы у московских властей проявилась политическая воля изменить ситуацию как в части адаптации мигрантов, так и в сфере межнациональных отношений. Чиновники стали работать намного эффективнее, налицо реальный диалог с национальными общественными организациями.

     

    О мечетях

     

    Был задан вопрос, не нужно ли увеличить количество мечетей в Москве. Я полагаю, что в столице по ряду причин невозможно построить столько мечетей, чтобы они вместили всех желающих трудовых мигрантов. Во многих халяльных заведениях, а также в местах большой концентрации трудовых мигрантов, в том числе на рынках, существуют молельные комнаты и дома. Это позволяет избежать массовых перемещений в праздники и по пятницам, когда совершается важный для мусульман пятничный намаз. Другой вопрос - кто читает проповеди в этих молельных домах, поскольку это имеет отношение к безопасности и общественному порядку. Насколько мне известно, Духовное управление мусульман Москвы ведет активную работу по этой линии.

     

    Об узбекской географии Москвы

     

    Если мы посмотрим на карту Москвы, то увидим совсем немного мест, исторически связанных с узбекской темой. В первую очередь, это ВДНХ, где был прекрасный павильон «Узбекистан», построенный в 1954 году. Сегодня его занимает структура Министерства культуры, но в архитектурном декоре этого здания по-прежнему ярко видны узбекские мотивы. Удивительным образом сохранилось название примыкающего к нему Узбекского сквера - о былом "квартале" напоминает лишь его название и изящное здание бывшего павильона "Узбеквино" - бело-голубое строение с колоннадой.

     

    В сквере у Серпуховской площади стоит памятник великому узбекскому поэту и государственному деятелю Алишеру Навои. Он не случайно поставлен именно там – неподалеку расположено посольство Узбекистана.

    Но главным элементом узбекского московского ландшафта, вероятно, является общепит. В советское время одним из основных очагов узбекской материальной культуры в Москве был ресторан «Узбекистан», а сегодня – это сотни ресторанов, кафе, чайхан (в том числе демократичных халяльных), которые в последние годы стали популярны среди москвичей всех национальностей.

    О русских и узбеках

    Взаимосвязь русского и узбекского народов выходит далеко за пределы того отрезка истории, в котором они жили в составе одной страны. Узбеки генетически связаны со многими российскими этносами, неоспоримы общие элементы в этногенезе россиян и жителей Средней Азии (от скифов до тюрков). Торговые и гуманитарные связи России и Узбекистана развивались на протяжении веков, а общая историческая судьба в последние полтора столетия создала устойчивую связь, которая выдержала не одно испытание.

    Ближайшее будущее обеих стран во многом зависит от того, как будут развиваться их отношения. Это важно не только для их экономик, но и для сохранения стабильности как в центральноазиатском регионе, так и на всем евразийском пространстве. Российская узбекская диаспора может и должна внести значимую лепту в укрепление двустороннего сотрудничества.

     

    * * *

     

    Справка «Ферганы»: Хабиб Абдуллаев родился в 1967 году в Москве. В 1989 году окончил МГИМО по специальности «журналист-международник». Работал в государственных и коммерческих структурах, в том числе Верховном Совете СССР, Министерстве печати России, Российской финансово-промышленной группе «Система», ОАО «Особые экономические зоны». В 2002-2006 годах возглавлял государственное научное издательство «Мир». В настоящее время – генеральный директор московского технопарка «Рикор». Общественной деятельностью в области межнациональных отношений занимается с конца 1990-х годов. С 2005 года издает просветительскую газету для трудовых мигрантов на узбекском языке «Узбегим». С 2015 года - руководитель РОО «Узбекская национально-культурная автономия Москвы».

     

    Источник: fergananews.com

    * Мнение автора может не совпадать с позицией организации.



    

Мероприятия

Еще
Copyright © Геополитический центр «Берлек-Единство». Все права защищены.
Сайт разработан компанией ufa-wow