Культура тюркских народов России: единство многообразия

Экстремизму необходимо противопоставить религиозное просвещение

Алексей Чекрыжов: Прекращение прений участников ЕАЭС - это утопия

    ЦГИ «Берлек-Единство»: Перспективы сотрудничества Узбекистана и Ирана

    24-02-2016, 06:19

    ЦГИ «Берлек-Единство»: Перспективы сотрудничества Узбекистана и ИранаВ начале двадцать первого века Президент Узбекистана Ислам Каримов начал выражать заинтересованность в развитии сотрудничества с Ираном, что было воспринято Тегераном как посыл к более глубокому межгосударственному взаимодействию. Об обоюдности такого шага свидетельствуют многочисленные визиты высокопоставленных лиц двух стран на различных уровнях, обмены правительственными делегациями, регулярные встречи и консультации министров и заместителей иностранных дел и других высокопоставленных лиц двух государств. За годы сотрудничества была наработана солидная договорно-правовая база, состоящая из межправительственных и межведомственных документов, которая обеспечивает все необходимые условия для расширения взаимодействия.

    В свою очередь Иран, находящийся в то время под санкциями США, пытался максимально противостоять попытке загнать его в полную международную изоляцию. Стремление Тегерана стать одним из ключевых внешнеэкономических партнеров не только для Ташкента, но и для остальных республик Центральной Азии, а также укрепить свои позиции в регионе, было понятным.

    Вместе с тем к числу факторов, способствующих развитию тесного взаимодействия между двумя странами, относится стратегическое расположение Ирана, территорию которого Узбекистан хочет максимально использовать для выхода к морям и транспортировки своих товаров на мировые рынки, а также для ввоза иностранной продукции. Кроме того, по предложению Ислама Каримова в 2011 году был создан международный транспортно-коммуникационный коридор Узбекистан – Туркменистан – Иран – Оман – Катар (Центральная Азия – Персидский залив). Он связывает страны Центральной Азии с иранскими портами в Персидском и Оманском заливах. При этом часть транспортно-транзитного коридора должно проходить по железной дороге, связывающей Узбекистан, Туркменистан и Иран, а часть – по морю, от иранских портов Бендер-Аббас и Чахбахар до портов Омана.

    К слову, в 2013 году Катар вышел из проекта, а в 2015 – присоединился Казахстан, по территории которого проходят крупнейшие международные транспортные коридоры в направлениях Север – Юг и Восток – Запад, а развитие экономик Китая, стран Центральной Азии и стран Персидского залива создают возможность для переориентации части грузопотоков с традиционного морского пути на сухопутные трансконтинентальные маршруты. По этой причине Астана и видит большой потенциал привлечения дополнительных перевозок грузов в регионе стран-участников Ашхабадского Соглашения. В связи с этим Ташкенту важно завершить строительство железной дороги Узбекистан – Афганистан – Иран. Это позволит узбекским товарам и производителям из других стран Центральной Азии получить прямой доступ к иранскому порту Бендер-Аббас, доставлять продукцию в другие части света, где на нее есть спрос. Более того, в условиях, когда в Центральной Азии усиливается конкуренция транспортных маршрутов, идущих в обход Ташкента, транзитный потенциал страны может повысить более тесное интегрирование национальной транспортной системы с международными транспортными коридорами.

    Следует отметить, что транспортные коммуникации занимают важное место в отношениях Узбекистана и Ирана. Значительная часть узбекского экспорта, в том числе хлопок, перевозится через иранскую территорию на мировые рынки, а транзитом через Тегеран идет в Ташкент импорт. К тому же ввод в эксплуатацию магистрали «Бафк – Бендар-Аббас» позволил сократить расстояние между Ташкентом и Бендар-Аббасом на 800 км. Экспорт узбекского хлопка-волокна, черных и цветных металлов, минеральных удобрений, химволокна по железной дороге увеличился, когда в 2013 году иранская сторона предоставила 30% скидку на транзитную перевозку, которая продлевается по согласованию сторон. Помимо этого осенью 2015 года железнодорожные ведомства двух стран смогли достигнуть соглашения о взаимной скидке на транзит перевозимых через свою территорию транзитом товаров.

    Еще в 2014 году иранская сторона предложила Узбекистану наладить поставки нефти в объеме до 1 млн тонн в год. Планируется, что за счет этого товарооборот между странами может вырасти до 1 млрд долларов США, то есть в четыре раза. Данное предложение действительно может быть интересно для нефтеперерабатывающей отрасли Узбекистана, испытывающего дефицит автомобильного топлива на внутреннем рынке. Тем более планируется завершение процедур по снятию экономических санкций с Ирана, поэтому при реализации данного предложения возможно использование и новых транспортных коммуникаций, в частности – транспортного коридора Центральная Азия – Персидский залив.

    Кроме всего прочего, в последние годы Тегеран проявляет активный интерес к взаимодействию в рамках ШОС, где он имеет статус наблюдателя. Так, с начала 2016 года иранская сторона начала активно лоббировать этот вопрос посредством двухсторонних переговоров со странами-участницами данной организации. Если раньше Тегеран мог надеяться в основном на поддержку Таджикистана, то теперь – и Казахстана, которому Иран интересен как транспортно-логистический узел. В свою очередь, Ташкент, несмотря на союзнические отношения с США, тоже может поддержать членство Тегерана в Шанхайской организации сотрудничества, так как в последнее время идет налаживание еще более тесных связей между двумя странами. Только на днях появилось сообщение о том, что Иран планирует предоставить Узбекистану возможности аэропорта «Имам Хумейни» в Тегеране для грузового транзита узбекских товаров, что откроет для Ташкента дополнительный канал для транспортировки своей продукции. К тому же в конце прошлого года была достигнута двухсторонняя договоренность об увеличении количества авиарейсов в неделю (с 2 до 16), что приведет и к расширению географии полетов. Как видим, совместное сотрудничество идет быстрыми темпами.

    Помимо этого, членство Ирана в Шанхайской организации сотрудничества будет иметь и стратегическое значение для обеспечения обороны страны, так как между ШОС и ОДКБ подписано соглашение по вопросам безопасности, а в современной геополитической ситуации, в которой оказался Тегеран, данный факт играет первостепенную роль.

    Руслан Хадимуллин – эксперт ЦГИ «Берлек-Единство»




    
Copyright © Геополитический центр «Берлек-Единство». Все права защищены.
Сайт разработан компанией ufa-wow